Сделайте Ваш заказ 2

Гжель из истории промысла

Книга "Искусство Гжели"
Издательство "Советская Россия", 1985г.
Глава I "Гжель из истории промысла"
автор составитель -Нелли Александровна Якимчук
фотосъёмка - В.И. Почаева

Гжельское искусство сегодня - яркое и самобытное явление нашей социалистической культуры. Советский период - важнейший этап в жизни старейшего промысла, прошедшего сложный путь развития - от полного застоя и забвения в предреволюционные годы - до славы и всенародного признания в наши дни.

Фарфор Гжели, украшенный нарядной синей росписью, любим не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами, он с успехом демонстрируется на отечественных и зарубежных выставках, поставляется на экспорт многим иностранным фирмам.

Чем же ценна современная „гжель", не отличающаяся особенною белизною, тонкостью и ярким многоцветьем? Значение гжельского искусства в его юности к нашей действительности, в его декоративности, рукотворности, узнаваемости и неповторимости образов, общем жизнеутверждающем характере.

За годы Советской власти произошло, по существу, новое рождение промысла. Создание прочных основ современного искусства Гжели было бы невозможно без богатейшего традиционного наследия, накопленного веками многими поколениями талантливых мастеров-керамистов.

Современная Гжель, как и много лет назад, специализируется на производстве керамики, выпуская художественный фарфор, майоликовые изделия из красной глины.

Производственное объединение „Гжель", созданное в 1972 году на базе Трошковского гончарного завода, Турыгинского фарфорового завода, керамических предприятий в деревнях Фенино, Коломино, Жирово, продолжает и развивает старые народные традиции знаменитой гжельской керамики.

Чтобы глубже проникнуть в суть современного искусства Гжели, обратимся к истокам гжельского промысла.

Гжель - довольно большой район бывших Бронницкого и Богородского уездов Сосковской губернии, находящийся в 60 км юго-восточнее Москвы. Он охватывает около 30 деревень, расположенных вдоль известного в прошлом на Руси Косимовского тракта, соединявшего Москву с заокскими плодородными землями. Название район получил от деревни Гжель, занимающей центральную часть его.

В этой старинной подмосковной волости, известной с XIV века, издавна сложились условия для возникновения гончарного ремесла: скудость плодородных земель, обилие лесов и небольших речек, близость к Москве как рынку сбыта, наличие высококачественных глин. Последнее обстоятельство было главной причиной, спасшей местных крестьян от крепостной зависимости.

На протяжении веков Гжель была то удельной, то „государевой" вотчиной, поставлявшей сырье для „дела алхимической посуды" в царскую аптеку, снабжала глиной, черепицей, кирпичом, гончарной посудой многие города и районы страны.

Существенный скачок в развитии керамического производства Гжели произошел во второй половине XVIII века и был связан с деятельностью первой русской керамической фабрики московского купца Афанасия Гребенщикова. Тесные связи А. Гребенщикова с Гжелью, откуда он возил глину и нанимал рабочих, способствовали проникновению в подмосковный гончарный район майолики.

Со второй половины XVIII века майоликой постепенно овладела вся Гжель, гжельские мастера, многому научившиеся на заводе А.Гребенщикова, усовершенствовали и развили майоликовое производство, сделав его народным достоянием. Именно в этот период складывается национальный характер русской керамической росписи, получивший дальнейшее развитие в декорировании фарфора и фаянса IX века, а затем советского фарфора, в том числе и гжельского. Ассортимент гжельской майолики был разнообразен: столовые сервизы, декоративные блюда, миски, кувшины, чернильницы, цветочные горшки, игрушки и другое.

Необычной была форма высоких сосудов с дисковидным туловом - кумганов и квасников, сложившаяся на основе форм чернолощеной и глазурованной посуды XVII - начала XVIII века. Глиняные фляги и кумганы того времени имели чеканный строгий силуэт, во многом подражали дорогой металлической посуде, в том числе и той, которая ввозилась с Востока.

Квасник. Последняя треть XVIII в.

Гжельские формы сосудов приобрели иной облик, сформировавшийся уже в новых условиях, под влиянием господствовавшего в городском "ученом" искусстве стиля барокко, — сдержанную статичную форму, мягкие очертания, изогнутый носик, ручку в виде стебля-завитка, на боковых стенках - рельефные украшения - раковины, на плечиках - обильную скульптуру.

Разнообразная гжельская посуда и произведения мелкой пластики украшались многоцветной росписью, иногда с надписями и датами, по белой эмали зеленой (окись меди), желтой (окись сурьмы), вишневой (окись марганца) и синей (окись кобальта) красками. Излюбленными были зеленый и желтый цвета. Зелень мягкого изумрудного тона особенно нравилась живописцам. Ею обычно сплошь закрашивались носики, ручки, края сосудов, борт тарелок и блюд. Эта краска играла активную роль и в самом рисунке, ложась легкими мазками на зелень деревьев и трав. Желтый цвет солнечного оттенка был также важным компонентом росписи, он располагался мелкими участками по всему рисунку, заполняя собой многие элементы орнамента или живописного изображения, - оперенье птиц, гривы львов, крыши и окна домов и т. п.

Блюдо декоративное "Птица". Последняя треть XVIII в.

Вишневая краска, имевшая разные оттенки, от светлых до темных, почти черных тонов, как правило, служила для тонких графических росписей, а также для оконтуривания изображения. Кобальт наносился лишь в виде редких мазков, полосок, точек, скромно участвуя в общей тональности композиции.

Мотивами росписи служила родная природа и окружающий нас мир. Излюбленными были сказочные архитектурные пейзажи, невиданные цветы и травы, фантастические птицы и звери. Гжельская майоликовая роспись, эмоциональная и выразительная, наполнена живым образным началом. Под руками живописцев цветы и деревья растут, птицы летают, поют и т. д. Эти незамысловатые сюжеты являлись для народного мастера олицетворением земного счастья, гимном всему живому на земле.

Многие гжельские сосуды, в первую очередь квасники и кумганы, украшены скульптурой: фигурками крестьян в народной одежде, городских модников, влюбленных, сценами охоты. Эти декоративные украшения воспринимаются как самостоятельные.

Скульптура, выполнявшаяся отдельно от сосудов, отличается большей широтой образов. Перед нами проходят как бы ожившие сцены из крестьянской и городской жизни: крестьянка, везущая ребенка в санях, дерущиеся муж и жена, жена, стаскивающая с мужа сапог, франт на дрожках, солдат в треуголке, поп, служащий обедню, слепой с поводырем, мальчик, греющийся на солнце, и т.д. Фигурки, имевшие обобщенные, без детальной моделировки формы, украшались немногословной росписью.

Гжельская пластика покоряет непосредственностью, ясностью замысла, наивностью, искренностью в передаче образов.

С конца XVIII века все острее обнаруживался кризис майоликового производства Гжели. С каждым годом сокращался спрос на майолику, падали цены, затем выпуск ее прекратился. Причиной этого явился английский фаянс с белым тонким плотным черепком, декорированный пышными печатными рисунками, который стоил дешево и в больших количествах ввозился в Россию.

Сильным конкурентом гжельской майолики, довольно толстостенной и грубой, был также отечественный фаянс и фарфор.

Супник. Начало XIX в.

С наступлением неблагоприятных производственных и экономических условий стал стремительно падать уровень мастерства в гжельской керамике. На рубеже с XIX века в выпускавшейся продукции преобладали формы кувшинов, а также в виде двуглавых орлов, украшенные грубой, небрежной росписью, своим художественным качествам продукция Гжели вскоре снизошла до уровня ремесленной.

В тот же период в Гжели начали производить полуфаянс, который явился сходным материалом от майолики к тонкому фаянсу. Он изготавливался из светлой глины, но был еще массивен и толстоват. Из полуфаянса выполнялись паны, кувшины, миски, блюда, тарели, рукомои, солоницы, чернильницы, свечники, предметы чайной и столовой посуды. Полуфаянс украшался синей подглазурной росписью растительно-геометризованного характера, наносимой кистью сочными, свободными мазками в сочетании с тонким графическим рисунком.

Гжельцы постепенно перешли от изобразительности, от конкретных мотвов и образов на орнаментальный декоративный язык, в чем, безусловно, сказалось влияние профессионального "ученого" искусства с его увлечением символикой, орнаментикой стиля ампир и неоклассицизма.

Роспись располагалась на поверхности изделий плоскостно, часто по принципу зеркального отражения в виде гирлянд, бордюров, поясков, в несколько ярусов, в разном соотношении и масштабе - все это создавало впечатление неповторимости каждого сосуда.

Мастера бережно относились к белому фону полуфаянса, игравшему роль второго цвета наравне с кобальтом. Гжельцы черпали сюжеты из живой природы. Среди мотивов орнамента легко угадываются листья дуба, папоротника, березы, лепестки и цветы ромашки, трилистника. Но роспись достаточно условна, разна, декоративна.

Орнаментика полуфаянсовой росписи носит подлинно народный характер, в ней живая экспрессия, динамичный рисунок, упругие напряженные линии и нет вялых текучих форм.

Наряду с производством полуфаянса в начале XIX века Гжель освоила тонкий фаянс и фарфор, выпуском которых занимались как многочисленные мелкие крестьянские заводы, так и крупные предприятия богатых купцов, выходцев из крестьян: братьев Кузнецовых, Барминых, Тереховых и Киселева и других.

Особый интерес представляет продукция небольших гжельских фабрик Храпунова, Новых, Гулиных, Жадиных, Мордашовых и многих безвестных заведений. Несмотря на малые размеры производства, явные просчеты в технологии (толстый черепок, деформация, неровность глазури, низкое качество золота и прочее), эти заводы имели широкий ассортимент посуды и скульптуры, разнообразные формы, чувствительные к моде, функциональные и очень пластичные.

В гжельском фарфоре - обилие форм не только сервизных, но и отдельных предметов: чайная и столовая посуда, вазы, чернильницы, солонки, туалетные риборы, блюда, масленки, флаконы, фляги, лампадки, подсвечники, кружки, кувшины, детские рожки для молока, подставки для яиц, упоры для книг и прочее. Они всегда удобны, пропорциональны, лаконичны, красивы по силуэту, порой простоваты и огрублены.

Фарфор Гжели XIX века многоцветен, в его декоре широко применялась надглазурная и подглазурная кистевая роспись, графическая роспись пером, золотом, люстрами. В фаянсе использовались рельефные украшения, цветные глазури, печатные рисунки, кистевая роспись. Таким образом, Гжель шагала в ногу со временем, применяя весь арсенал декоративных средств, употребляемых передовыми заводами страны и за рубежом.

Характеристика гжельского фарфора XIX века будет неполной и не даст возможности всесторонне оценить советский период в жизни промысла, если не коснуться еще одной стороны творчества народных мастеров фарфоровой скульптуры, отличающейся высокими художественными достоинствами. Решенные в реалистической манере, они скупы по пластике, обобщенные и немногословные. Дополненные яркой многоцветной росписью, фигурки впечатляют точностью характеристик персонажей, злободневностью тематики, увлеченностью бытовым жанром, наличием сюжетов, в частности мифологических, подражающих фарфору крупных заводов: "Гувернер с барчуком", "Служанка, моющая ноги барыне", "Ученик парикмахера", "Самсон, раздирающий пасть льву" и т. п. Искусство гжельской фарфоровой пластики XIX века, как правило, безымянно, на изделиях нет марок владельцев, но известность ее удивительна. Эти фигурки, как народные лубочные картинки, искренние, правдивые, доходчивые, доступные по цене, были очень популярны в самых широких слоях тогдашней России.

Гжельский фарфор XIX века - третий огромный "пласт" в истории русской керамики - после майолики и полуфаянса, ставший неиссякаемой сокровищницей народного искусства наравне с Хохломой, Жостовом, Богородском.

Кумган. Вторая четверть XIX в.

В конце XIX века Гжель переживала период упадка. В керамической отрасли страны все большие позиции завоевывают крупные фирмы: Корниловых в Петербурге, Кузнецовых в Твери, Будах, Риге и т. д. Не выдерживая конкуренции, закрывались мелкие, средние и даже крупные заводы Гжели, Гарднера, Попова, Ауэрбаха. Гжель потеряла значение ведущего керамического района, где в середине XIX века сосредоточивалось более половины всех производств. На рубеже XX века в Гжели были ликвидированы почти все заводы. Это объяснялось общим глубоким экономическим кризисом в стране.

После революции молодому Советскому государству пришлось заново восстанавливать многие отрасли промышленности, в том числе и промыслы Гжели.


Примечание:
1. См.: Салтыков А.Б. Избр. труды. М„ 1962, с. 203.
2. Подробные сведения о заводе А. Гребенщикова имеются в кн.: Салтыков А. Б. Первый русский керамический завод. М., 1952.
3. К началу XIX века в России успешно действовали Императорский фарфоровый и Казенный фаянсовые заводы в Петербурге, завод Гарднера под Москвой, Межигорская казеннаяфаянсовая фабрика и другие.
4. Люстр - надглазурная краска с металлическим блеском.

Понравилось? Поделитесь!